• Barocke Pracht in der Semperoper Dresden
Barocke Pracht in der Semperoper DresdenCanalettoblick auf die AltstadtkulisseDer Theaterplatz mit Semperoper und Zwingerг. Дрезден - двор в Цвингерег. Дрезден - долина р. Эльба и церковь св. Божематеризамок Морицбург

Наполеоновские войны в Дрездене и Денис Давыдов

Во время завершения борьбы с Наполеоном французские войска, занимавшие Дрезден, капитулировали в ноябре 1813 г. Но еще в начале марта Новый город (Нойштадт/Neustadt) на правобережной части Дрездена перешел под контроль русских войск благодаря умелым действиям знаменитого партизанского командира Дениса Давыдова. С небольшим конным отрядом примерно в полторы сотни сабель он подошел к городу и после короткой перестрелки у городских ворот предложил коменданту французского гарнизона сдаться. Тот, поразмышляв несколько часов, отказался. Тогда Давыдов применил партизанскую хитрость.

 

Партизанская хитрость

Как пишет А. С. Барков: «Сотне казаков Давыдов приказал немедля запалить как можно больше бивачных костров на окрестных холмах и поддерживать огонь всю ночь, дабы неприятель имел возможность лицезреть многочисленное подкрепление… Сам же (Давыдов) с четырьмя сотнями казаков и пятьюдесятью гусарами также принялся раздувать костры». Хитрость удалась. Увидев множество огней, французы утратили боевой дух. Начались переговоры, в ходе которых стороны договорились, что французы не окажут сопротивления русским входящим в город, но встретят их приветственным боем барабанов и воинским салютом. После чего им разрешалось уйти при оружии на левый берег Эльбы в старую часть города (Альтштадт).

На следующий день в полдень отряд Давыдова вошел в Дрезден. «Впереди, - снова читаем у Баркова, на красавце-дончаке, с черной, как смоль, окладистой бородой, — Денис Давыдов. На нем щегольской темный чекмень, красные шаровары. Гордо поднятую голову знаменитого партизана венчала алая шапка с коротким темным околышем, надетая набекрень. На бедре поблескивала черкесская шашка. На шее ордена Владимира, Анны с алмазами и прусский «За достоинство». А в петлице — Георгиевский крест. Следом за командиром скакали его боевые соратники — офицеры Храповицкий, Чеченский, Бекетов, Левеншгерн, Макаров, Алябьев, впоследствии — прославленный композитор (автор широко известного «Соловья»). Далее — почетный конвой из ахтырских гусар. За гусарами в авангарде 1-го Бугского казачьего полка — песельники. Они дружно затянули-повели разудалую солдатскую песню «Растоскуйся, моя сударушка» и на все лады засвистали. В воротах стоял под ружьем и встречал победителей поверженный французский гарнизон, делая на караул при громком барабанном бое».

 

Радостная встреча русских

Саксония тогда еще находилась на стороне Наполеона, но жители города радостно встречали русских. Махали руками из окон. Кричали: «Ура, Александр! Ура, Россия!». Нарядные девушки засыпали путь воинов цветами. С балконов летели вверх шляпы. Тем временем французский корпус, опасаясь окружения русскими войсками при фронтальной атаке через Эльбу начал отходить также из левобережного Старого города.

 

За Давыдова просил сам Кутузов

Казалось бы, Давыдова ждет награда! Но вместо этого он оказался под домашним арестом, поскольку не имел на принуждение Дрездена к сдаче надлежащего приказа и к тому же не выполнил отданное ему ранее распоряжение о сборе провианта и фуража, а также саксонских судов, по берегу Эльбы для переправы основных сил русского корпуса. Полковнику грозил военный суд. История дошла до императора. За Давыдова просил сам Кутузов. Поразмышляв, Александр рассудил: «Как бы то ни было — победителей не судят». По окончании войны значение Дрездена в политике снизилось, но он по-прежнему оставался одним из крупнейших культурных центров Европы.